Взгляд гештальт-терапевта на базовые эмоции

8 ноября 2015 - Администратор
article81.jpg

Источник

 

 Эмоция – накопляемая и накопленная энергия для изменения или сохранения дистанции и процесса контактирования. Эмоция позволяет менять дистанцию до другого и варьировать интенсивность контакта.

Эмоция это структурированное полем, останавливаемое возбуждение организма. Возбуждение порождает и останавливает и организм, и среда, т.е. эмоция принадлежит полю, организму и среде.
 
Дистанция – это полевая характеристика, контакт тоже, энергия эмоции существует и в организме, и в среде.
Первоисточник эмоции определить сложно, т.к. есть состояние среды и её влияние на организм, и эмоциональная реакция организма на среду, и есть феномены организма, которые размещаются организмом в среде через эмоции.
 
Эмоция идентифицируется организмом через функции Эго и Персонелити. Энергия эмоции берется из Ид, а из взаимодействия Эго и Ид идентифицируется, если это эмоция аутичная или контактная, или из взаимодействия Эго и Персонелити, если это эмоция социальная или оценочная.
 
Базовые эмоции – это элементарные эмоции, которые больше ни на что не расщепляются, и сами являются составляющими остальных сложных эмоций. Это эмоции: страх, злость, отвращение, печаль, стыд, вина, нежность, радость, удовлетворение, интерес, удивление, благодарность.
 
Аутичные эмоции – это эмоции, переживание которых возможно без субъекта в среде: отвращение, злость, страх, интерес, радость, удовлетворение, удивление.
 
Контактные эмоции это эмоции к субъекту, т.е. это аутичные эмоции, но направленные к субъекту, и ещё нежность, печаль, благодарность.
 
Социальные или оценочные эмоции – это стыд и вина.
 
Сложная эмоция состоит из взаимодействия простых эмоций: например, зависть состоит из злости, интереса и стыда. Отличительной чертой базовых эмоций является то, что они легко преобразовываются в желание и действие. Сложные эмоции переживаются сложно, потому что они требуют одновременного удовлетворения двух и более потребностей (иногда противоположных).
 
Каждая эмоция поддерживает свой процесс изменения дистанции и активности. Переживая эмоцию, человек настраивает себя на определенные действия, поэтому нет негативных или позитивных эмоций, все эмоции являются позитивными.
Скорее есть способность к переносимости эмоции.
И удовольствие, нежность и радость некоторые не переносят долго, а вину, обиду и злость хранят годами. При контакте эмоция является рамками и формой взаимодействия организма и среды.
Приятно/неприятно переживать эмоцию является следствием отношения человека к данной эмоции, исходя из семейного сценария и опыта. Соответственно, деление на полезная/вредная эмоция – это следствие рационализации, подавления или стимулирования переживания.
 
Чередование напряжения и расслабления организма в среде – это влияние эмоции, т.к. любая эмоция есть выражение потребности и готовит к действию, соответственно приводит к напряжению, но при этом и среда активирует в организме эмоцию. А после полного проявления эмоции и удовлетворения потребности напряжение поля уменьшается.
Таким образом, эмоции поддерживают спонтанную саморегуляцию, участвуя в процессе напряжения-расслабления.
 
Токсический уровень эмоции – это такой уровень эмоционального возбуждения, при котором эта эмоция доминирует и тормозит появление других эмоций, разрушает контакт организма со средой, сужает восприятие до тоннельного восприятия, организует чрезмерное сосредоточение энергии без разрядки, ведет к потере ориентировки и способности к тестированию реальности, подмене реальности на представления и фантазии о реальности. При этом возникает предельное возбуждение и состояние непереносимости данной эмоции. Деятельность человека и среды направлены на понижение интенсивности токсической эмоции.
 
Токсической эмоцией может быть любая базовая эмоция.
 
В фоне любой ситуации одновременно есть все базовые эмоции.
 
СТРАХ
 
Страх (испуг, боязнь, ужас, паника) – эмоция возникающая при обнаружении опасности. В страхе есть знание о вредном и разрушительном прошлом и стремление избежать повторения опасного опыта в будущем. Страх предупреждает о возможном нарушении границ.
 
Страх проективен, часто отрицает настоящее, игнорирует реальные возможности и ресурсы.
 
Страх содержит в себе энергию для увеличения дистанции. При этом эта дистанция, в зависимости от способностей переживать страх и оценки опасности, могут быть следующими:
 
А. Максимальная дистанция для удаления от опасности.
 
Это дистанция, при которой опасность перестает быть различимой и сливается с фоном. Это реакция бегства, разрушения контакта.
 
Б. Переносимая и подвижная дистанция.
 
При этой дистанции опасность хорошо различима, но её влияние ограничено. Этот баланс между приближением и отдалением сохраняет неизменным отношения и контакт между организмом и средой. Эта дистанция возникает под влиянием двух страхов – страх приближения и страх удаления. Страх приближения останавливает сокращение дистанции и усиления контакта, т.к. контакт несет опасность, а страх удаления останавливается угрозой разрыва контакта, а интенсивность контакта колеблется вокруг зоны одновременного результирующего минимума от этих двух страхов.
 
Фиксируется дистанция на уровне переносимости обоих страхов.
 
Как правило страх связан с интересом к новизне, изменениям и возможной опасности, с желанием противостоять среде или желанием познавать среду. Через страх удовлетворяются потребность в ориентировании и потребность в изменении ( "чего боюсь, того и хочу" ).
 
Страх может быть почти непереносимым, но если в ситуации присутствует стыд, то человек не может сильно изменить дистанцию. При увеличении дистанции до опасности страх становится переносимым, но непереносимым становится стыд, и образ Я меняется на неприемлемый, что ведет к сокращению дистанции. Так возникает колебание, при котором любая дистанция неприемлема. Для устойчивого изменения дистанции должна возникнуть другая эмоция, например, злость, отвращение, интерес.
 
Действия под влиянием страха:
 
1. Бегство, избегание, игнорирование, отрицание.
2. Замирание
3. Защита
4. Нападение
5. Контроль
6. Прогнозирование
7. Регрессия и беспомощность
8. Просьба о помощи
9. Рационализация
 
Страх переживается всем организмом. Можно выделить два типа страхов:
 
1. Витальные страхи, связанные с Ид:
 
Страх смерти,
Страх безумия,
Страх боли и болезни,
Страх бессилия, голода
 
2. Социальные страхи, связанные с Персонелити:
 
Страх ситуаций: нищеты, успеха, близости
 
Страх переживаний: беспомощности, бессилия, унижения, ответственности, отвержения (одиночество – это следствие отвержения. Экзистенциальное одиночество – это данность. Бывает одинокое одиночество, следствие отвержения или утраты, и свободное одиночество.)
 
Страх похож на отвращение увеличением дистанции, но в страхе есть энергия для контакта с опасностью, для исследования опасности, разоблачения и победы.
 
Токсичный страх – это ужас и паника.
 
Контактный страх – страх, боязнь.
 
Аутичный – ужас, испуг.
 
 
 
ЗЛОСТЬ
 
Злость (раздражение, неприязнь, досада, возмущение, сердитость, гнев, ярость ненависть, бешенство) – это эмоция для изменения существующей ситуации, для изменения и дистанции, и объекта или субъекта контактирования.
Если мишенью злости являются изменения отношения, ситуации, то она конструктивна. В случае если невозможно изменить отношения,то злость становится аннигиляционной и направляется или на объект, вызывающий злость, или на себя, на сам организм, или на разрыв отношений, т.к. разрыв отношений это тоже "уничтожение" объекта ( "Он для меня больше не существует" ). Но после внешнего прерывания отношений злость сохраняется в виде желания мести, чувства вины. Внутренние отношения не завершены, и злость является источником энергии для восстановления и трансформации отношений.
 
Причиной злости могут быть голод, боль и страх. Голод или дефицит возбуждают злость в организме для поиска и добывания из среды необходимых элементов среды, для преодоления сопротивления среды. Самый естественный ответ на боль – это злость, которая необходима для уничтожения источника боли. Страх, обозначая опасность в среде, активирует злость для защиты.
 
Злость поддерживает целостность и защиту границ.
Злость может быть покрывалом от других, болезненных эмоций, т.к. злость является хорошим обезболивающим и надежным источником энергии. Часто за злостью могут стоять стыд, вина, нежность, горе, страх и другие эмоции. Когда человек начинает переживать болезненное состояние от вины или стыда, то для обезболивания и уничтожения обидчика легко возникает злость.
В любой трансформации отношений есть энергия злости. Чтобы построить новое, нужно изменить, разрушить старое.
 
Злость – контактное чувство для уменьшения дистанции.
 
Токсическая злость – это ярость, бешенство.
 

ОТВРАЩЕНИЕ
 
Отвращение (брезгливость, пресыщение, пренебрежение, омерзение, гадливость). Эта эмоция возникает при нарушении границ организма, при котором произошло отравление и разрушение. Отравлять могут запахи, интроекты, отношения, внешний вид, способ поведения среды. Отвращение – это эмоция для отвержения и удаления с минимумом прикосновения, или, как минимум, для того, чтобы отвернуться. Если организм не может отторгнуть, то он сам отдаляется подальше от объекта отвращения. Отношения при отвращении не развиваются, дистанция увеличивается до тех пор, пока отвращение не сливается с эмоциональным фоном.
 
Отвращение помогает поддерживать целостность и границы, удаляя за пределы организма и за его границы всё, что его разрушает. При этом важно выделять в отношениях со средой отравляющие и поддерживающие отношения
Отвращение похоже на страх, т.к. обе эти эмоции увеличивают дистанцию, но отвращение предполагает отдаление и забывание, а страх – отдаление вместе с вниманием к опасности, и потом взаимодействие, т.к. в страхе есть энергия для контакта.
 
Злость и отвращение надо хорошо дифференцировать. Часто среда вызывает отвращение, а человек привычно пытается переживать раздражение и начинает ошибочно приближаться, тем самым, усиливая отвращение. Усиливающееся отвращение вызывает ещё большую злость, и так далее, вплоть до аннигиляционной агрессии.
 
В нашей культуре отвращение табуировано, подавлено, что и приводит, согласно Ф.Перлзу к жадности и корысти.
 
 
ПЕЧАЛЬ
 
Печаль (грусть, тоска, уныние, скорбь, горе). Эта эмоция помогает завершить отношения, создать новую целостность организма и восстановить границы. Печаль это энергия для завершения процесса потери и утраты. При потере происходит увеличение дистанции помимо желания, воли и контроля. Организм теряет ресурсы: поддержку среды, и внутренние ресурсы, или то и другое. Вместе с утратой приходит внутренняя боль и пустота, которые надо пережить и потом найти чем заполнить внутреннюю пустоту. Печаль помогает проститься с отношениями и согласиться с реальностью. Если привязанность была глубока, то после её утраты возникает ощущение пустоты, и человек может поддерживать образовавшуюся пустоту в ожидании возвращения и восстановления отношений. Если пустота достаточно объемна и нет ресурсов для проживания печали, то возможна и работа по восстановлению границ не может быть завершена, и возникает тоска или острое горе.
 
Признание пустоты и факта, что отношений больше не существует, самое сложное в работе с горем или токсической печалью. Энергия печали направлена на признание пустоты, бессилие удержать контакт, на проживание пустоты и её заполнение. Если другой был значим, то после работы печали, он остается в структуре Я, но уже занимает меньше места и пустота наполняется воспоминаниями, а не фантазиями и надеждами.
 
Часто чувство вины заполняет эту пустоту, сохраняя надежду на прощение и восстановление отношений. Если есть вина, значит, возможно, после наказания и прощения, произойдет возобновление отношений.
 
Аутичному клиенту завершить горевание легче.
 
Горе – это токсическая печаль.
 

СТЫД (ОТВРАЩЕНИЕ К СЕБЕ).
 
Стыд (смущение, замешательсво, застенчивость, робость, скромность, неудобство, растерянность) – это интроецированное ребенком отвращение, отвержение и игнорирование родителей к самому ребенку. Позже, во внутренней речи, это отвращение звучит так: "Я отвратителен сам для себя. Как мне стыдно быть таким, какой я есть сейчас. Я готов сгореть от стыда, провалиться сквозь землю. Я краснею и прячусь" . Отвращение родителей является для ребенка отвержением, лишением их любви, и ребенок готов разрушить свое неугодное Я, отказаться от части себя, но остаться в контакте с родителями. Таким образом, ребенок, интроецируя стыд, обучается быть в контакте и соответствовать ожиданиям. Позже в переживании стыда есть отвержение какой-либо части своего Я под влиянием среды или интроекта. В переживании стыда есть присутствие незримого ока оценивающего наблюдателя, носителя правильных ценностей поведения. Наблюдающее око часто проецируется на партнера по контакту.
 
Стыд – это социализированное отвращение к себе.
 
Энергия стыда возникает из противопоставления идеального Я и оцененного Я, это напряжение между тем образом, каким человек хочет быть или выглядеть, и тем, каким себя оценивает. Оценка создается из самооценки и внешней оценки.
Стыд останавливает актуальный контакт, т.к. человек, испытывающий стыд, считает себя недостойным этого контакта, и он должен либо изменить себя, либо уйти.
 
Дистанция при переживании стыда фиксируется. Стыд, относительно дистанции, это остановленное бегство, замирание с исчезновением для уменьшения давления от оценивающего ока. Есть токсический стыд. Это стыд, при котором отвергаемая часть своего Я достаточно большая и сравнима с целым Я. Поэтому полное отвержение невозможно, т.к. возникает угроза всему Я. Но и целостность невозможна, т.к. энергия стыда неразряжена. Тогда задача терапии – это дифференциация внутренних отвержений, распознавание и новая ассимиляция интроектов, направление остановленной энергии на тестирование среды при постоянном признании терапевтом клиента.
 
Энергия стыда – это энергия для изменения и преобразования своего Я. Стыд сопровождает любое изменение я, например обучение, демонстрацию своих новых достижений и приобретений.
 
При нарциссическом типе организации контакта есть много скрытого стыда и огромный дефицит признания при невозможности его получить.
 
 
ВИНА (ЗЛОСТЬ НА СОБСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ И СТРАХ НАКАЗАНИЯ).
 
Человек совершил действие, которое принесло или приносит вред или разрушение другому человеку. Это разрушение может быть реальным, а может быть только предполагаемым. Для торможения таких действий среда возбуждает чувство вины. Также как при переживании стыда, в чувстве вины есть осуждающая значимая фигура, которая злилась на деятельность ребенка, наказывала его и обучила его быть виноватым при определенных действиях. В дальнейшем человек сам испытывает вину для остановки своих действий. Среда, обвиняя, может манипулировать человеком через вину.
Вина останавливает текущее действие и эту энергию незавершенного действия перенаправляет на завершение ситуации, т.е. предполагает просьбу о прощении за причиненный вред, принятие наказания, искупление и возмещение этого вреда, получение прощения и продолжение отношений.
 
Вина возможна только в зоне ответственности человека. Вина растворяется в прощении от другого, восстановления и признания границ.
Вина предполагает прощение, искупление и наказание, поэтому дистанция будет и на удаление и на сближение.
 
Токсическая вина – это переживание вины за события поля вне зоны ответственности человека. Такая вина поддерживает иллюзию всемогущества, захвата и управления другим через присвоение себе чужой ответственности, а реальные границы при этом игнорируются.
 
 
НЕЖНОСТЬ
 
Нежность, симпатия – переживание открытости к контакту и доступности для другого человека, усиливает и насыщает энергией процесс контактирования, раскрывает границы. Это эмоция максимального сокращения дистанции, вплоть до слияния, но слияние в нежности подвижное и позволяет легко восстанавливать автономность. Нежность сохраняет границу между Я и Ты, и позволяет образовывать Мы. Нежность иногда вызывает стыд.
 
Энергия нежности берется из потребности в привязанности и близости.
 
Токсичная нежность – это патологическое Эго-слияние.
 
 
РАДОСТЬ
 
Радость – это эмоция, поддеживающая процесс передачи важной и ценной собственности от человека в среду, процесс выделения из организма в среду. Радость поддерживает и укрепляет отношения и контакт, расширяет границы. Радость переживается при излучении любви, знаний, заботы, агрессии. Дистанция сокращается, контакт насыщается. Радость, поддерживая процесс выделения, может не учитывать возможность среды по усваиванию выделяемого организмом.
Нежность и радость могут быть агрессивны, если теряются обратные связи организм-среда.
 
Причина радости в избытке.
 
Токсичная радость – это эйфория.
 
УДОВЛЕТВОРЕНИЕ
 
Удовлетворение поддерживает процессы поглощения и усвоения, дистанция сокращается вначале до минимальной, а потом удовлетворение поддерживает здоровое слияние, при котором взаимодействие максимально полное, а границ нет (усвоение еды в желудке). По мере насыщения удовлетворение уменьшается. Процесс поглощения и ассимиляции регулируется парой отвращение и удовлетворение. В процессе поглощения и последующей ассимиляции удовлетворение ослабевает, т.к. возникает насыщение, а отвращение нарастает (самые вкусные кусочки еды это первые кусочки). Далее есть момент, когда удовлетворение по силе равняется растущему отвращению, это самое время для прекращения поглощения и увеличения дистанции до, например, еды.
 
При радости важно сохранить чувствительность к партнеру и не перекормить его, а при эмоции удовлетворения – важно сохранить чувствительность к себе. Радость и удовлетворение поддерживают экологичный обмен в цикле контакта.
 
Токсическое удовлетворение может быть неразборчивостью и ненасыщаемостью.
 
 
УДИВЛЕНИЕ
 
Удивление поддерживает ориентацию в пространстве, времени и ситуации, останавливает или суживает процесс взаимодействия, фиксирует дистанцию, усиливает границы. Удивление фиксирует внимание на изменениях в поле и дает энергию для ориетировки в нем.
Удивление поддерживает спонтанную саморегуляцию, а способность видеть новое в обычном и очевидном поддерживает удивление.
 
Контроль блокирует удивление. Часто удивление затмевается испугом, если уровень тревоги высокий.
Причина удивления в изменчивости поля.
 
Удивление блокируется усталостью, т.к. нет сил к адаптации к новому в среде.
 
Токсическое удивление – это шок.
 
ИНТЕРЕС
 
Интерес – это эмоция, поддерживающая сближение и постепенное усиление процесса контактирования. Сокращение дистанции медленное при условии, что другой остается отдельным субъектом со своими границами. Энергия интереса поддерживает контакт через обнаружение, раскрытие и изменение новых фигур.
 
Интерес сохраняется, пока есть новизна и привлекательность различий, и нет слияния, а субъект интереса не захватывается и не подчиняется.
 
Токсический интерес – подглядывание.
 
 
БЛАГОДАРНОСТЬ
 
Благодарность помогает завершить и прекратить данный контакт, но не отношения. После выражения благодарности дистанция увеличивается, энергия контакта убывает, границы закрываются. Благодарность – это эмоция постконтакта, которая создает новые границы, т.к. поле изменилось в результате контакта.
Если в контакте были радость и удовлетворение, и возникли насыщение и легкость, то благодарность возникает легко. Если в контакте переживались злость, отвращение, вина или стыд, то благодарность возникает не столь просто.
Если контакт завершается, а благодарность не возникает, то можно предполагать чувство вины, которое продлевает процесс контактирования и мешает завершению контакта.
 
Неадекватная и многократная благодарность унижает.
 
Токсическая благодарность – рпеклонение и фанатизм.
 
 
Дистанция может регулироваться парами эмоций:
 
-  Страх приближения/страх отдаления фиксируют дистанцию.
 
-  Пара интерес/страх регулируют среднюю дистанцию.
 
-  Пара нежность/отвращение регулируют близкую дистанцию.
 
-  Пара благодарность/печаль завершают контакт и увеличивают дистанцию.
 
 
 
 
А.Феллин, Л.Импарато, В.Мариотти, М.Педуцци, Дж.Ратти (МИЛАН)
 
СМОТРИМ НА СТЫД: ВСТРЕЧА С ЦЕЛОСТНОСТЬЮ ЭТОГО ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ОПЫТА
 
Валенсия, июль 1993, Конгресс по Гештальт-психотерапии.
 
 
После минутной растерянности, которую испытали, выбирая из множества воркшопов, наконец встречаемся в группе Кена Эванса, который предлагает поработать над темой стыда: "Излечить стыд – одна из перспектив гештальта" .
Это очень большая группа: лица новые, лица знаменитые, переплетающийся разноязыкий говор, трудность говорить у одних и легкость – у других. Сколько смущения! Раз за разом, однако, эта неловкость растворяется и преобразуется в возможность теплой встречи с другим, смущенным, наверное, не меньше нас. Остаются, в конечном итоге, чувство испытанной близости и удивление – от быть увиденным и дать себя увидеть, от сотворения новой интимности.
 
Милан, 1997
 
В нашей терапевтической практике с течением лет становилось всё более важно использовать бесплатное групповое пространство нашей студии как случай поделиться индивидуальными ресурсами, сомнениями, неуверенностями и интуитивными догадками.
 
В размышлениях о возможных темах научных изысканий снова всплывает на поверхность слово "стыд" . Больше знающие о чувстве вины, выбираем предпринять путешествие по менее изведанным тропинкам этого чувства, осознавая, что о нём нам известно мало, что встречали его и в личной, и в профессиональной жизни, побуждаемые любопытством узнавать, сравнивать и углублять наши знания.
 
В пути нас сопровождают разные авторы: Вумстер, Томкинс, Кауфман и Левис, и близкие Ли, Йонтеф, Вилер, Эванс и Робин.
Палермо, октябрь 1998, Европейский конгресс по Гештальт-терапии. Из закрытого пространства нашей маленькой группы в студии приезжаем на конгресс в Палермо где "выставляемся", вынося наружу наш энтузиазм, но также наши колебания и сомнения. Сейчас нас интересует продвинуться в исследовании, используя опыт и мысли коллег.
 
Милан, апрель 2000
 
Пока готовим дискету с текстом нашего выступления в Палермо, пересматриваем нашу работу и быстро понимаем её ограниченность. С этого момента наши познания и наш клинический опыт расширились, также благодаря тому факту, что по случайному совпадению, гештальт-литературы по этой тематике стало ещё больше.
 
Эти заметки – вехи нашей истории о встрече со стыдом. Встречи, которая не исчерпывается передуманным и написанным нами в подготовке воркшопа, но которая нас глубоко обогатила и сделала совершеннее, отточила терапевтический инструментарий. Чтобы обобщить смысл нашего продвижения, доверимся одной из фраз Ж.М.Робина:
"Работать со стыдом – значит работать с привязанностью, интимностью, выставлением, с приятием необходимости строить вместе" .
 
"Ничто так не ослабляет, не парализует, как стыд. Это переживание, которое поражает из глубины, оставляет без ресурсов, заставляет уступать внешнему влиянию, делает добычей того, кто ему подвержен" (Vivian Forrester)/
 
Стыд – нормальное событие в нашей жизни, это очень распространенное переживание, вызываемое множеством случайностей, и в то же время оно игнорируется и замалчивается, потому что испытывать его считается признаком слабости. Его корни восходят к возврату, предшествующему ясной памяти, нужно идти к новорожденному и к малышу, совершающему первые шаги. "Стыд – это импульсивная дрожь, которая пробегает во мне с головы до пят без какого бы то ни было словесного приготовления" (J.P Sartre, 1943)
 
Встреча с этим переживанием воспринимается как чувство "не быть достаточно", в смысле потери нашей идентичности, или чувство поражения.
 
Интересно, что слово СТЫД по-аглийски и по-немецки (shame-shande) черпает свое значение в индо-европейском корне kam/kem, что означает накрывать, завалакивать, прятать. Также интересны итальянские корни – vergognia или verecondia, или испанский – verguenza. Латинский глагол vereri, от которого они происходят, означает "бояться" или "находиться в ужасе" . Любопытно наконец-то, что от того же глагола происходит итальянское слово riverire – склоняться, кланяться кому-то. (Русское слово стыд происходит от "остужать", "охлаждать", "замораживать" .
 
Находим таким образом три основные элемента в опыте стыда: заволакивать, испытывать ужас и склоняться перед кем то.
Не в состоянии находиться перед тобой, я боюсь, что ты можешь открыть насколько я недостоин тебя – поэтому предпочитаю спрятаться и опустить взгляд.
 
Подобное движение ухода может происходить с разными оттенками и с разной интенсивностью, вообще же этот опыт можно заключить в один континиум начиная с простой стыдливости, со "свернутого наслаждения" смущением, как её называет Э.Польстер, и заканчивая параличом, блокированием и "тревогой оказаться в предстоящей опасности представления, унижения, отвержения" (Л.Вурмстер, 1981)
 
Мы рассматривали это чувство с иных точек зрения: не как сторонние наблюдатели, но как абсолютные участники мира стыда. В игре больших полей, передних планов и деталей взгляд сместился с "внутри" и "вовне" на продолжающиеся отношения. Это было исследование, мотивированное желанием познавать, укрепленное удовольствием от любопытства и обнаруживающее множество секретов. Как будто открывать китайские шкатулочки: стыд в своем феноменологическом аспекте – стыд в терапии и на тренинге – стыд и разница полов – стыд в смене поколений.
 
"Стыд- это чувство "первородного греха", не действия, когда я совершил эту или иную ошибку, но попросту того факта, что я "упал" в мир, посередине вещей и нуждаюсь в посредничестве других, чтобы быть тем, что я есть. Стыд и страх быть застигнутым в состоянии обнаженности… тело символизирует нашу объективную действительность без защиты… это состояние быть чем то… чем то униженным зависимым… раздавленным чувством того, что ничего не стоишь" . (Сартр, 1943)
вина – это чувство, которое сопровождает опыт совершения чего-то плохого, нарушения моральных кодексов или законов и находящая облегчение или обновление в исповеди, раскаянии или наказании.
 
Стыд, тем не менее, характеризуется как чувство, полностью обнимающее личность, которая не чувствует себя достойной и имеет глубоко интроецированное послание "не быть достаточно" . Именно поэтому, ссылаясь на природу и основы существования индивида, улучшение в терапевтической работе над стыдом наступает после работы длительной, постепенной и сложной. Здесь говорится о помощи личности в пути от защитного прятания к здоровому выходу.
Цель – не обозрение любой ценой, но возможность различать и выбирать между быть открытым и быть закрытым перед лицом другого.
И естественно в терапии, когда по намерению терапевта вновь предлагаются возможности проживания стыда, именно потому, что такое переживание здесь и сейчас восходит к сокровенным тайникам слишком дисгармоничной истории из прошлого.
 
В контакте со средой человек научился ретрофлексировать собственные чувства, вместо того, чтобы попробовать обмениваться ими в здоровых удовлетворяющих межличностных отношениях.
 
Нет Я и нет Ты. Есть Ты на месте Я. Я вижу себя глазами другого. Взгляд другого – это что то, от чего я защищаю себя и который может быть остановлен покрывалом, которым я укрываю себя, прячу то, что считаю худшим во мне.
Освободиться от стыда – значит принять возможность разочаровать другого и свой собственный идеал.
 
Я не такой как ты, я не такой, как ты ожидаешь чтобы я был, и могу не стыдиться этого.
 
Кто парализован стыдом не имеет тела, в том смысле, что он его не чувствует, оно отсутствует в контакте с собственными чувствами.
 
В течении терапии важно использовать все возможности для возвращения тела, обращать в движение взгляд, жест, любую возможность контакта.
 
Могу взять, могу быть взятым, могу видеть, могу быть увиденным, могу прикоснуться, могу быть прикасаемым, могу быть в диалоге: могу быть Я напротив Ты.
 
Ситуация тренинга кажется одним из избранных моментов возникновения стыда: она отправляет к сравнению я – идеального с я – реальным.
 
Не быть на высоте своего идеала: это болезненное осознавание собственного расстояния от идеала часто порождает переживание стыда. Мы стараемся идеализировать учителя и знания, которые он имеет, стараемся найти модели, с которыми можем идентифицироваться, которые можем изучать и через которые можем расти.
 
На самом деле, чтобы мочь изучать, должны упражнять нашу способность отложить в сторону образ мыслить и быть совершенными в данный момент, должны быть толерантными к некоторому смущению и невежеству.
 
Эти особенные условия могут послужить источниками скованности, униженности, а такжа стыда.
Чувствовать себя раскрытыми, значимыми нам людьми в нашем "не знаю", в смущении и в потребности помощи часто провоцирует скованность и стыд. Самая большая трудность, которую встречаем в этом процессе - это то, что мы стыдимся испытывать стыд.
Кажется, что стыд, таким образом, как будто неизбегаемо присутствует в процессах восприятия.
 
Также когда мы находимся в процессе обучающих, мы подвержены стыду: также и здесь мы сравниваем себя с нашим идеалом преподавателя. Мы в контакте не только с нашими ресурсами, но и с нашими лимитами, и с возможным чувством стыда, которое появляется при их узнавании и назывании в процессе отношений.
Страх разочаровать и не быть на высоте ожиданий может делать так, что мы рокируемся на защитных позициях, которые проявляются в злоупотреблении властью, насмешках и часто – в унижении другого.
 
Преподавательские отношения – неравные отношения и, необходимо, поэтому, чтобы преподаватели осознавали и уважали центральную роль стыда до тех пор, пока она не трансформируется в последующую возможность воспринимать и творить.
Переживание стыда – субъективный опыт, и гамма индивидуальных вариантов переживаний и напряженности этого чувства обширнейшая.
 
Индивидуальная разница в реакциях стыда проявляется с раннего детства и зависит как от личностных различий, так и от различных ответов, полученных в процессе социализации; в частности, от воспитательных моделей которые, особенно в нашей культуре, отягощено базируются на стыде.
 
Разница полов интересным образом проявляется в переживании стыда. Для мальчиков более критическими ситуациями являются неуспехи в сферах, утвержденных в качестве важных для самоопределения (достижения и способности) и сексуальной сфере (преждевременная эякуляция и недостающие эрекции).
 
Для женщин – это ситуации в которых присутствует внешний аспект и представление на обозрение других (смущение более присуще девочкам), а также не успешность в межличностных отношениях (близкие и семейные отношения, дружба). Пара, в которой чувство стыда присутствует постоянно, интимность, близость скована и зажата.
 
Мужчина и женщина, которые вступают в близкие отношения, часто игнорируют и недооценивают тот факт, что чувственный, эмоциональный опыт одного и второй могут быть глубоко различны. Эти различия "могут послужить причиной проблем не по вине одного или другого, но из-за недоразумений и ошибочных интерпретаций, которые имеют место" .(M.Levis) То, что говорить о стыде так сложно – и говорить о стыде порождает новый стыд – нелегко поправить.
 
В таких отношениях развязываются ссоры и глубокие молчания, новый стыд и изолированность. Часто игра настолько тонка, что нет возможности раскрыть её.
Стыд сдерживает, парализует и делает немым. Когда в паре один из партнеров наполнен "атакой" стыда, контакт прерывается: выход одного может запускать в другом чувство дистанцированности или даже покинутости, что случается в отношениях в данный момент. Танец отношений превращается, таким образом, в "кружение в пустоте" .
Это проблематично как в период развития идентичности пары, так и в продолжении отношений – для осознания различности нужд и для перевода этих нужд на уровень общих целей.
 
Ясно, не все контрасты пары основываются на разнице между мужчиной и женщиной, и не всё, что касаемо стыда, может увеличить и уменьшить разницу между полами, - но полезно не забывать об эмоциях и чувствах, или лучше о том, что сотворяется из чувств и эмоций – "наличие поролевой идентичности" .
 
Как случилось, спрашивает. Ж-М.Робин (2000) что необходимо было ожидать, что к окончанию 20 века стыд начнет занимать важное место в изучении человека? Ответ мы можем найти, говорит он, в диалектике между социальным и психологическим.
Нарциссическая культура нашей цивилизации приглашает нас камуфлировать или отрицать наши неудовлетворенности, чувства нехватки, неадекватности, ошибочности должны быть спрятаны, другой не должен видеть и мы сами не можем смотреть на наши лимиты.
 
Стыд побуждает того, кто его испытывает, взращивать чувства незаконности, бытия "меньше чем ничто" и приводит к дистанцированию, нежеланию слушать. Эти два вида поведения доукомплектовывают и укрепляют чередование _ дискомфорт одного провоцирует отказ в принятии другого, а одним единственным голосом остается молчание всех. Так, неназванный, стыд фильтрует, стекает, передается из поколение в поколение, собирает разные маски, произносит тихим голосом секрет, который невозможно доверить и передать.
 
Стыд причиняет боль душе, деформирует восприятие, замораживает тела, может приводить на грань безумия. Тихо-тихо, почти без боли, - также, как почти без боли входил в нас с обесценивающим взглядом родителя слишком взыскательного, - или с торопливым, лишенным любви жестом взрослого, невнимательного, черствого, далекого.
Иногда он может происходить из события серьезного, как то, которое описывает Ани Эрно в своей автобиографической книге "Стыд", которое радикально изменяет нашу жизнь и жизнь тех, кто придут после нас.
 
Ани Эрно так открывает свою книгу: "В одно июньское воскресенье, в начале второй половины дня, мой отец пытался убить мою мать" и продолжает: " мы прекратили принадлежать к категории порядочных людей….теперь я больше не была похожа на моих подруг по классу…я увидела то, что не должна была видеть. Знала о том, о чем не должна была бы знать" .
В рассказе отец, возможно благодаря крикам дочери, был грубо прерван, мать шептала: "Давай, всё закончилось", и потом, чтобы стереть весь ужас случившегося, все поехали кататься на велосипедах, - и с того момента о происшедшем больше не говорилось.
 
Для дочери это было, однако, началом кошмара, населенного тревогой, что сцена повторится, и тайными взглядами на руки отца, на которых она различала предвещающие следы новой жестокости. Но более всего населенного стыдом – оттого, что имела задание забыть, и от своего социального происхождения. Вину можно "починить", но стыд не имеет "починки", он оставляет нас бесстыдно голыми, презренно освещенного взглядом другого, "Ад – это другие" (Сартр).
 
Можем найти выход только в уходе души, отведение внутреннего мира в некое место, где никто не сможет выгнать нас из норы, где, однако, мы выстрадаем, как в аду, между неожиданными румянцами и холодом отхлынувшей крови, - почти для того, защитить то темное ядро, куда спряталась душа.
 
Изолированные от мира, который из питающего превращается во врага, одинокие, неспособные сдвинуться за ту точку, где наше бытие рискует не существовать, живем как призраки некую жизнь, которая нам не принадлежит, продолжаем двигаться вдоль границ другого, неспособные кормиться и кормить.
 
Враг, которого не хотим называть по имени, гнездится внутри нас, готовый перейти к тем, с кем мы проводим время, будь то дети, студенты или пациенты. В тягостной попытке отрицать наш стыд перекидываем "горячую картошку" тому, кто ожидает от нас заботы и внимания.
 
Система ценностей, установленных западным социумом, отправила общественность социальные связи и солидарность к сфере принадлежностей.
 
Акцент смещается на субъект, на индивидуальную ответственность и на развитие Я. В такого рода системе стыд не может быть рассмотрен как недостаточность как таковая, спрятанная, отдаленная и отрицаемая; стыжение стыда порождает однако последующий стыд.
 
Если не хотим, чтобы это растение не укоренилось в будущих поколениях в формах всё более искаженных, нужно смотреть ему в лицо, звать по имени, называть громким голосом, узнавать как нечто, что принадлежит нам и принадлежит другому, который смотрит: "Самое худшее, что может случиться, если стыдиться – это верить в то, что ты единственный испытываешь это чувство" . (Эрно). Нужно пройти вновь, с тем кто нас лечит или кого лечим мы, терпеливо, маленькими шажками, с пониманием и способностью прощать, по тем болезненным тропинкам, которые заставили нас спрятать его от нас самих прежде чем от других.
 
Те, кто придут после нас, не должны будут оплакивать также и наши слезы и смогут, наверное, оставить ужас ада и мечту о потерянном рае, и принять, что "падает мир, падает земля, все вниз!"
 
Giro – girotondo
Casca il mondo
Casca la terra
Tutti giu per terra!
 
Детская считалка: "Хоро-хоровод, падает мир, падает земля, все упали вниз" . Водят хоровод, а потом все вместе падают.
Перевод Олеси Кучеревой
 
 
ФИЛЛИПЕНКО ВЛАДИМИР, ЧЕРНЯЕВ ЛЕВ
 
 
 
 
ЗАВИСТЬ И УНЫНИЕ
 
ИСТОРИЯ ВОПРОСА
 
Зависть и уныние знакомы каждому, но сила этих эмоций и способность овладения ими различны. Зависть более универсальна, чем принято думать. Хельмут Шток именовал зависть как "базовую антропологическую категорию" .
Ницше говорил об "экзистентной зависти" . М.Кляйн писала, что, возможно, зависть ощущается самым большим грехом, так как портится и повреждается объект, являющийся источником жизни. Деструктивная зависть предполагает кражу у объекта того, чем он обладает и его порчу. "Хорошая грудь", которая питает и дает начало любовным отношениям с матерью, представляет собой инстинкт жизни и ощущается, как первое проявление творческого начала.
 
Важен вопрос: "Насколько субъект способен получать удовольствие от объекта (груди) без чрезмерной зависти к объекту за обладание грудью?" . Иными словами насколько человек способен завидовать и получать удовольствие от объекта одновременно?
Яростная зависть подрывает способность к удовлетворению и получению удовольствий, поскольку именно удовольствие и вызванная им благодарность смягчает деструктивный импульс зависти и жадности. Вечно голодный, нищий и раздраженный, неспособный к благодарности характер.
 
Таким образом, если продолжить эту линию, вывод следующий: "Чем чаще мы получаем удовлетворение от груди, переживаем его и полностью принимаем, тем чаще чувствуем удовольствие и благодарность и, следовательно, активность в форме потребности вернуть пережитое удовольствие" . По К.Наранхо в основе зависти лежит нарциссическая проблематика. Зависть связана с тщеславием, так как присутствует стремление к недостижимому, сопровождающееся ощущением ущербности и бесполезности.
К.Наранхо пишет о "мокрой и сухой зависти" . Сухая зависть апатична – "пустыня" . Мокрая зависть, страстная – "трясина" .
 
 
ОПРЕДЕЛЕНИЕ.
 
Зависть – аффективно-когнитивная структура, включающая в себя оценку, сравнение, антиципацию (предвосхищением обладанием), и переживания стыда привязанности, вины, интереса. Зависть маркирует предполагаемые и достижимые ценности. Эмоциональные составляющие зависти: злость для изъятия, разрушения отвращения к нынешнему состоянию и стыд для перехода к другому состоянию предполагаемое удовлетворение от обладания для концентрации на достижении.
 
 
ФЕНОМЕНОЛОГИЯ.
 
Мы завидуем тем, кто представляет для нас угрозу. Угрозу нашему представлению о самом себе (функция персоналити). Объект зависти обладает чем-то, что высоко ценится завистником. Зависть сопровождается восприятием чьего-то превосходства, чувством досады, огорчения, унижения, злости. Нередко присутствует неприязнь к тому, кто превосходит, желание или причинение ему вреда. Считается, что чем короче социальная дистанция, тем более вероятно возникновение зависти. Возможна прилипчивость, зависимость, реакции разочарования и лишения. Это страстное стремление иметь то, чего якобы у человека нет. Это описание "мокрой зависти" . Она может вызывать бессилие, апатию, уныние. Что важно, в этом случае, внешне зависть безмолвствует.
 
Астения – дословно раздражающая слабость. Раздражение может выступать, как реакция на отсутствие или низкую оценку полем деятельности человека. Слабость, как результат ретрофлексивного возбуждения, не приносящего удовлетворения.
Типичный портрет завистника мог бы быть следующим. Изысканность, творчество – это способ, которым он пытается стать лучше, чем есть на самом деле, проявляя в этом процессе определенную дисциплинированность. Его идеала являются скорее эстетическими, чем этическими.
 
Наряду с дисциплинированностью, которая может принимать мазохистский характер, чертами суперэго типичного завистника являются целеустремленность и стремление действовать по правилам. Сильное суперэго способствует характерному чувству вины, стыда, ненависти к себе (разумеется, скрытой) и самоуничтожения.
В современной литературе этот тип называется по-разному – нарциссический, депрессивно-мазохистский и т.д. самый распространенный способ компенсации – интроекция, внесения в себя "хороших объектов", как результат неспособности любить самого себя.
Итак, как же он может обрести этот объект? Это любовь, подтверждение собственной значимости и ценности. Основная черта здесь ненасытность и это хорошо, это "драйвер" творчества. Кстати, по К.Наранхо это тип хорошего психотерапевта. Мы много говорим о конкуренции, но если вдуматься, возможно, конкуренция, как действие, порождено завистью, как переживанием.
 
 
РАЗВИТИЕ.
 
Гипотеза. В основе астении лежит подавленная зависть, или другими словами, грандиозная неосознаваемая самость, не позволяющая вступить в деятельную конкуренцию.
 
Попробуем рассмотреть процесс развития зависти. В начале возникает интерес при восприятии окружающего мира и оценка составляющих этого мира, сравнение со своим миром, миром своей собственности. При обнаружении ценности вне мира собственности антиципация предполагает радость от обладания объектом или от применения способностей, удовлетворение от познания, удовольствие от получения нового опыта. Далее возможно либо переживание восхищения, либо зависти.
Восхищение развивается, если внешняя ценность не является необходимой, а достаточной. Зависть возникает, если внешняя ценность предполагается необходимой и сопровождается сравнением себя и других, переживанием стыда от нехватки чего-либо в мире собственности и/или во внутреннем мире. Также может возникнуть и чувство вины, что действия человека не приводят к ожидаемым результатам, и в его жизни не возникает или не происходит что-то важное и ценное.
 
Далее возможны планы достижения объекта зависти, и вновь переживания вины и стыда за мысли о способах достижения. Так же может пробудиться страх презрения и отвержения, как проекции собственного отвращения.
 
 
ЗАЩИТА ОТ ЗАВИСТИ.
 
Дальнейший способ обращения с этими переживаниями зависит от предрасположенности к тому или иному способу обращения со своими эмоциями и методам защиты от зависти. Предположительно, зависть можно избежать следующими способами:
 
1. Обесценить объект зависти – нет ценности, нет и зависти.
 
2.Унизить обладателя ценности в чём то другом. Пример – анекдоты об интеллектуальных способностях "новых русских" .
 
3. Устремиться к чему то ещё более грандиозному, чем выделенная ценность, и тем самым косвенно её обесценить. Как правило, эта новая грандиозная ценность обладает полной ненужностью и бесполезностью для стремящегося к ней, поэтому стремящийся старательно избегает возможности достичь это новое грандиозное и ненужное.
 
4. Заняться аутотренингом – "а я всё равно лучше, умнее, способнее" .
 
5. Начать мстить, например, поцарапать гвоздем новую дорогую иномарку.
 
6.Погрузиться в бесконечные апокалиптические фантазии разрушения.
 
7. Заняться собой – унижать себя, обвинять. Потратив энергию для достижения на самобичевание.
 
8. Каждый может добавить свой индивидуальный способ.
 
 
 
ЗАВИСТЬ КАК ЗАЩИТА.
 
Зависть переживается не только к предполагаемой и достижимой ценности, возможна зависть как защита. Например, можно испытывать зависть к ненужному и недостижимому объекту или качеству, ограждаясь завистью от реальных действий.
 
Симптомом ложной зависти является разочарование. Если ценность объявлена как желанная, но таковой реально не являлась, то при достижении или получении этой ценности и возникает разочарование, т.к. интроецированная ценность, приведшая к возникновению зависти, не утоляется достижением этой ценности, поскольку не является подлинной ценностью. При ложной зависти приобретенные ценности перестают замечаться как ценности.
 
Так называемая черная зависть имеет два контекста – уничтожение другого (отнять, разрушить, лишить, обесценить) и бесконечное приобретение ненужного и неценного для получения престижа, для получения привязанности, для выигрыша в конкуренции. Черная зависть маскирует ценность не являющейся индивидуальной ценностью, а возможно социальной, референтной, интроецированной. Как следствие – переживание нарциссической ничтожности в силу бессилия достичь условно желаемого. Черная зависть – защита от реального контакта со средой.
 
Злость в структуре зависти служит для разрушения состояния "здесь и сейчас" и дальнейшей активности по преодолению сопротивления среды и внутреннего сопротивления. Только встречая сопротивление, и не имея возможности его преодолеть сразу, требуется аккумуляция сил для разрушения препятствия или изменения своих планов. Остановленное сопротивлением действие по изменению приводит к подготовке к изменению или разрушению самого сопротивления или к отступлению. При совершении действия по изменению или разрушению злость, направленная на достижение объекта зависти, исчезает. При отсутствии сопротивления по достижению объекта, зависть тоже не возникает, т.к. нет фрустрации. Зависть – ответ на фрустрацию стремления к достижению.
 
 
БЕЛАЯ ЗАВИСТЬ.
 
Белая зависть маркирует нужную ценность, которая находится в зоне возможного достижения и согласуется с желаниями. Зависть, как маркер, ценность, позволяет выделить из окружающего мира достижимые ценности, и она распространяется только на известные или похожие на известные ценности. К неизвестному невозможно испытывать зависть, возможен только интерес, т.к. неизвестное не обладает ценностью. Ведь можно наслаждаясь завистью и своим несовершенством, иметь мечту, желание достигать, получать, отдавать, оперировать с ценностями окружающего и собственного мира. Белая зависть разрушает конфлюэнтные отношения (нереально завидовать самому себе) и обозначает дистанцию между завидующим и предметом зависти.
 
 
ЗАВИСТЬ У НАРЦИССИЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ.
 
Зависть недоступна осознаванию у нарциссической личности, так как вся жизнь их проникнута завистью.
Склонность к сильной зависти сопровождается стыдом и чувством омерзения оттого, что личность испытывает эти крайне социально неодобряемые чувства. Нарциссы убеждены в собственной талантливости, гениальности и постоянно испытывая страх разочарования со стороны окружающих, предпочитают отказываться от конкуренции, мотивируя это астенией. Их можно назвать "домашние гении" . Возбуждение есть, а реализоваться оно не может. Здесь два аффекта – ярость или уныние.
Вступая в борьбу, предлагая другим себя и плоды своей деятельности, они находятся на грани жизни и смерти. В случае неудачи это заканчивается ментальной смертью, так как возможно будет разрушен основной стержень их жизни: "Я гениален" .
Таким образом астения может являться защитой от краха. Предполагается, что тот, кто ничего не делает, имеет право на ошибку. В то же время астения может являться защитой от зависти.
 
Весьма сложно для нарциссической личности признать, что есть кто-то умнее и талантливее, чем он. Признать необходимость различий, заложенных самой природой. И их непреодолимость. Последнее, в свою очередь, связано с осознаванием, что не всё возможно контролировать, что случайность нередко определяет существенно важные оценки. Нарциссическая личность пытается найти закономерности, правила, гарантирующие ей успех и признание у окружающих. И даже будучи успешной постоянно живет в тревоги предвосхищения отрицательной оценки.
 
 
ГЕШТАЛЬТ МОДЕЛЬ.
 
Опыт – это функция границы контакта. Зависть можно рассматривать как опыт функции границы контакта. Какую же функцию выполняет зависть? Зависть как способ получения ментального удовольствия, через ассимиляцию объекта наслаждения. Каким образом достигается эта цель? Путем поглощения или присвоения объекта.
 
Деструктивная зависть – поглощения через уничтожение, конструктивная зависть – ментальное присвоение проекции. Таким образом, деструктивную зависть можно рассматривать как разрыв контакта в поле путем уничтожения фигуры. Конструктивную зависть, как ассимиляцию проекции, как удовольствие лицезрения себя через объект зависти. То есть, когда человеку удается переданное возбуждение через идентификацию с объектом зависти вернуть себе, тогда возможна, благодарность, любовь и отношения.
 
 
ТЕРАПИЯ
 
Весь вопрос – как вернуть способность к деятельности? Вопрос доверия собственным суждениям. Конструктивная зависть проходит через стыд, в осознавании своих деструктивных импульсов, затем ассимиляция проекции, возвращение сил, удовольствие и благодарность. Поддержка терапевта наиболее важна в момент стыда. Удовольствие ведет к любви. Выход из зависти – восхищение, признание собственных достижений, восстановление обладания собственными ценностями и построение реальных планов. Терапевту необходимо поддерживать зависть, пока она не станет элементом в составе красоты. Подводя итог, хочется сказать, что творческое приспособление – это действие, цели которого возможно определяет и зависть.
 
И удивляла молитва оптинских старцев: "Господи Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй меня грешного" . Мне не понятно, неужели мы всегда грешны? Неужели нет выхода? И неужели даже оптинские старцы чувствовали грешными свои души? А грехов тогда семь. И начал думать о психодинамике смертных грехов, в экзистенциальной литературе обозначаемых, как страсти, в психологии как механизмы сопротивления. И оказалось, что человеческая сущность заключается не в избавлении от этих грехов, а скорее в свободе блуждания среди этих страстей, не позволяя завладеть какой-либо одной из них всей душой нашей.
 
И первая страсть, которая овладела нашим вниманием – это уныние, постигшее терапевтов, собравшихся около Ниловой пустыни на озере Селигер, на гештальт-интенсив под упоительным названием "Астенический синдром" . И там познакомились мы со Львом и вот уже как полтора года пишем статью.
 
Что может поднять зрелого психотерапевта с кровати? Таков был вопрос, овладевший нашими душами. Ответ нашелся не скоро. Оказалось, что это вначале беспорядочная активность, закончившаяся конкуренцией, предполагающая осознавание и принятие одного из смертных грехов – зависти. Вот и получается, что для того, чтобы преодолеть уныние мы должны опять грешить – завидовать. Всё очень по-человечески и, возможно, эта гипотеза похожа на правду.
И никак мы не можем расстаться с Вами, дорогой наш читатель, потому что год назад вышла прекрасная книга Джона Фаулза "Аристос", написанная им во времена Изалена, детей цветов, позднего бородатого и веселого Ф.Перлза. И всё, что мы хотели сказать, им уже прекрасно было сказано. И мы ему…
 
"Счастье, по существу, - это желание продлить жизнь в том виде, какова она есть; а зависть – желание изменить её. Таким образом, с точки зрения эволюции, счастье – главное препятствие для прогресса; а зависть – его главный источник. Однако счастье – это своего рода доказательство того, что имело смысл жить до настоящего момента, а зависть – своего рода намерение жить, начиная с этого момента. Оба состояния необходимы для эволюции. Одно из них – это отдел пропаганды, рекламирующий прошлые и нынешние достижения, второе – постоянный комитет по критике" .
 
 

Подписаться на новости

Подписаться на новости

E-mail*
Введите код:

Новые статьи

Что делать в кризисе? Или Тише едешь - дальше...
Что делать в кризисе? Или Тише едешь - дальше будешь?
 Известная пословица гласит: "Тише едешь - дальше будешь". Но почему тогда в наш век медленный темп так обесценен? И почему психологи рекомендуют в кризисе "замедляться?" Подробнее...
Страх, стыд, вина... или Как переживать...
Страх, стыд, вина... или  Как переживать "сложные" чувства?
 У каждого из вас наверняка есть знания о тех чувствах, которые вам переживать сложнее всего. Для кого-то это чувства страха или злости, вины или обиды, стыда или печали и т.д. Подробнее...

Консультации в СПб

 

Консультации психолога подробнее

Отзывы клиентов

 
Ольга, спасибо тебе за внимательность и настоящую включенность. Мне удалось проделать большую работу благодаря тебе. С каждым днем чувствую, что во мне многое меняется. Я научилась радоваться жизни, ладить со своими чувствами и мыслями.
Научилась брать от жизни больше, а раньше даже не представляла, что так может быть. Еще многому чему учусь, главное что теперь удалось понять что я могу, и переосмыслить многое в себе. Много благодарности тебе и признательности. Еще раз спасибо.
N
 
После консультаций произошло много долгожданных изменений. Появились силы и желание двигаться только вперед.  Премногобагодарен за вашу работу и профессионализм.
Николай